Вторник, 23.07.2019, 23:22
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Какое воздействие оказывает на природу и изменение климата Бурейская ГЭС?
Всего ответов: 113
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Василий Захарович Скороход

Основные открытия геолога В. З. Скорохода
Скороход
фото: Скороход В.З., 1934 г.

1931 г
и 
1933-1956 гг    геологическая съемка территорий с оконтуированием угленосных отложений, на которых в последующие годы были разведаны месторождения бурого угля  в Приморском крае – Майхенское Сулутинское и Осиновское.
1932 г.   открытие крупнейшего в то время на Дальнем Востоке Буреинского каменноугольного бассейна.
1937 г.   открытие протерозойской (кембрийской) нефти в Аяно-Майском районе Хабаровского края.
1941 г.   выход в свет главного научного труда В. З. Скорохода «Основные черты геологического строения южной части Советского Дальнего Востока»
1953 – 1958 гг. при активном участии В. З. Скорохода открыты и разведаны месторождения бурого угля в Подмосковном бассейне – Деевское,
Труфановское, Западно-Щекинское, Алексинское и др.
1957 г. при бурении в Смоленской и Калининской областях глубоких скважин, заданных В. З. Скороходом, были выявлены мощные залежи каменной соли и установлено наличие газов тяжелых углеводородов.
1958 г.  открытие месторождения огнеупорных глин Сафоново-Дорогобужского района.


Краткая биографическая справка

Родился В. З. Скороход 1-го  мая 1907 г. по новому стилю в г. Скопине Рязанской губернии.
1923 г. – окончил школу второй ступени, после чего работал в совхозе.
1925 г. – поступил в Ленинградский государственный университет на почвенно-геологическое отделение физико-математического-факультета.
1930 – успешно закончил университет с дипломом инженера-геолога.
1930-1931 гг. – служил геологом в Дальневосточном районном геологоразведочном управлении во Владивостоке.
1931-1939 гг. – служил начальником геолого-съемочного отдела Геотреста (неоднократно переименовывался, последнее название ДВГУ – Дальневосточное геологическое управление), располагавшегося до 1936 г. в г. Владивостоке, а с 1936 г. – в г. Хабаровске.
1939-1941 г. – работал в Приморском крайисполкоме во Владивостоке старшим инженером Плановой комиссии.
1936 г. - создал семью с Т. Н. Помыкановой, работавшей в том же тресте техником-геологом.
1937  г. – родилась старшая дочь Валентина.
1940 г. – родилась младшая дочь Нина.
1941 г. – работал в Госплане СССР в Москве, где представлял интересы Приморского края.
1941-1942 гг. – служил главным геологом рудника Шор-Су в Узбекской республике.
1942 г. – до ареста служил главным геологом треста «Фергана-озокерит».
23.12.1942 г. – арестован
09.05.1943 г. –осужден к десяти годам лишения свободы по статье 59 пункт 10 («Пропаганда и агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву и ослаблению советской власти») с отбытием срока наказания в исправительных лагерях.
1943-1944 гг. – пребывание в Кокандской исправительно-трудовой колонии.
1944 -1945 гг. – находясь в лагере, работал помощником геолога на урановом руднике Табошар Таджикской республики.
1946-1950 гг. – переведен на Урал, работал геологом в системе Уралалмаза МВД СССР.
1951-1952 гг. – жил на поселении вне лагеря, работая геологом в той же системе.
1953-1958 гг. – после окончания срока осуждения переехал в Московскую область, работал геологом в тресте «Мосбасуглегеология».
31.03.1958 г. – полностью реабилитирован постановлением Суда Узбекской республики  «за отсутствием состава преступления».
1958-1960 гг. – служил в Москве старшим инженером в Геологическом управлении центральных районов.
1960-1963 гг. – работал руководителем группы в НИИ углеобогащения. Сделал попытку получить ученую степень кандидата геолого-минералогических наук, использую в качестве диссертационной работы книгу «Основные черты геологического строения южной части Советского Дальнего Востока», изданную в 1941 г.
1963 г. – работал главным геологом в институте  Центрогипрошахт в Москве. После сдачи всех кандидатских экзаменов на «отлично» принципиально отказался защищать диссертацию, полагая, что двадцать лет ее использования геологами Дальнего Востока она защитила себя сама.
1964-1965 гг. – служил старшим инженером –куратором ВИЭМС.
1965 г. – вышел на пенсию по возрасту.
1965-1975 гг. – работал председателем садоводческого товарищества геологов.


Личность Скорохода – это пример мужества талантливого первопроходца.
В середине 20-х годов деревенский паренек из села Стригуны Белгородской области рискнул держать экзамен в Ленинградский университет на геологическое отделение физико-математического факультета. Трудный конкурсный экзамен не испугал юношу, он был принят и с отличием закончил учебу. По совету профессора поехал работать на Дальний Восток и к декабрю 1931 года передал в ДВГУ описание Шкотовского месторождения бурых углей в Приморье.
Для дальнейшего усовершенствования по специальности ДВГУ направляет его в Ленинградский ЦНИИ геологии с заданием заняться изучением материалов для дальнейших перспектив работы дальневосточных геологов в поисках угленосных районов. В том числе обращено внимание на  Верхнюю Бурею. Здесь в 1929-1930 гг. проводили разведки геологи Пономарев и Ляски, но сделали вывод: Верхнебуреинская котловина на промышленные угли бесперспективна.
И Скороход, наряду с прослушиванием лекций, изучает в архивах нужные материалы, все больше убеждаясь в ошибочности этого заключения двух опытных геологов.
С большими трудностями Скороходу, с помощью хабаровских краевых организаций, удалось получить разрешение на создание комплексной экспедиции для дальнейшей разведки буреинских углей. Это было в 1931 – начале 1932 года. А в лето 1932 года экспедиция под руководством Скорохода, в составе двух партий, тронулась в путь. Одну из партий возглавлял сам Скороход, вторую Борис Михайлович Штемпель (прорабом у него был молодой геолог В. В. Онихимовский). Эта партия работала в районе Тырмы.
В партии Скорохода было всего пять человек. Василий Зимин и Александр Осипов – студенты-практиканты, первый Ленинградского горного института, второй – Владивостокского горного техникума (прораб и старший коллектор партии).; молодая жена Скорохода – Анна (коллектор); Александр Рожков – рабочий.
От пристани Малиновка до Чекунды поднимались на пароходе «Батрачка» (этот пароход и теперь помнят старожилы района – первостроители шахт). В райцентре Чекунда купили лодки-долбленки и отправились вверх по Бурее. Где плыли, где тянули лодку по-бурлацки против течения, а через перекаты и заломы тянули волоком, хотя сил для такого путешествия было маловато – в лодке был груз (продукты, снаряжение). И надо было спешить – все работы завершить до наступления заморозков в верховьях Буреи.
Первый день был особенно трудным, прошли всего три километра. В верховьях таяли снега и сильное течение сдерживало движение, без привычки набили кровавые мозоли на руках, измаялись, вдобавок были искусаны гнусом.
Продвигаясь вверх по Бурее, находили везде признаки, указывающие наличие углей. Это воодушевляло вскоре начали проводить маршрутные съемки. 19 июля было закартировано большое обнажение угля, названное ими «Книжная полка» с пластом «Коминтерн», обнаруженное на левобережье реки Буреи.
Так работали все лето, пока по утрам не стали прихватывать заморозки и надо было, не снижая изыскательных работ, по Бурее, затем по ее притоку Ургалу, возвращаться обратно.
Везде были обнаружены большие залежи угля. Скороход и его помощники понимали, что открыто большое месторождение, крупный угольный бассейн с миллиардами тонн топлива, в  том числе коксующегося. Задание – найти топливо для будущей БАМ, изыскания которой велись в эти же годы, было выполнено.
Сразу после окончания полевых работ в бассейне реки Бурея Скороход был вызван в Москву, в Главгеологию для сообщения об установленной угленосности этого района. Но при составлении плана на 1933 год геологическая партия на Бурею не была утверждена. Настойчивые просьбы направить в Буреинский район остались без ответа. Для полевых работ намечен другой район в бассейне реки Суйфуна.
На Бурею же отправлена геологическая партия под руководством Давыдовой Т. Н., хотя Скороходом был составлен  «Геологический очерк Буреинского бассейна», составлена сводная геологическая карта, дана схема участков угленосности и подсчитаны прогнозные запасы  каменного угля в бассейне. Казалось бы, вам и карты в руки, молодой геолог, дерзайте… Ан нет, у главка свои расчеты.
Далее судьбе было угодно распорядиться так, что больше на Бурее Скороход Василий Захарович никогда не был. Хотя всегда помнил эти места, живо интересовался дальнейшей судьбою месторождения.
Судьба Скорохода сложилась так.
Год 1934. Василий Скороход получил направление на изучение геологии Приморского края в бассейне реки Майхэ, где обнаружил угленосные отложения на обширной площади. Эти изыскания дали возможность уже потом в 70-е годы перебазировать буроугольную промышленную базу при отработке запасов Артемовского месторождения.
Еще одно крупное открытие геолога Скорохода было в 1937 году, когда он впервые на материке Дальнего Востока, на реке Мае, установил выход нефти. Но в ассигновании на дальнейшую разведку главкомом было отказано. Помощь геологи получили неожиданную и щедрую от военных.
Заинтересовался открытием геологов маршал Блюхер. Геологи получили в штабе армии буровой станок, локомобиль, лодки, полное снабжение продуктами, обувью. Развернулась работа 17 поисковых партий, которыми руководил Скороход. А в главке уже плелись интриги, составлялись документы, найдена была и причина, чтобы скомпрометировать начальника экспедиции. Скороход был уволен из дальневосточного геологического управления. Но опасаться надо было другого. К этому времени инициатор создания экспедиции по нефти и возможный защитник маршал Блюхер был расстрелян.
Отстраненный от живой изыскательной работы Скороход занимается систематизацией накопленного богатейшего материала по геологии Дальнего Востока.  К 1940 году составлена геологическая карта и написана капительная работа, освещающая структуру геологического строения южной части советского Дальнего Востока.
В годы войны Скороход был направлен на серный рудник в Узбекистане. Здесь 23 декабря 1942 года арестован по доносу, в котором обвинялся в ведении антисоветских разговоров и связи с врагом народа – маршалом В. К. Блюхером. Скорый суд на узбекском языке без переводчика приговорил к 10 годам лишения свободы. Прошел ужасы Кокандской колонии и был эпатирован на урановый рудник в Таджикистан. Здесь дали вольное хождение, поселили вне лагеря, поручили разведку уранового месторождения.  Добрым словом вспоминает Скороход начальника рудника Зарапетяна, который относился по-человечески к заключенным.
После окончания разведки вновь этап по спецнаряду, теперь на Урал, на месторождение россыпных алмазов. Этот этап был ужасен: продолжался более двух месяцев, привезли еле живого. И здесь встретил добрых, отзывчивых людей, которые рисковали своей свободой, ведь заключенные по 58-й статье подвергались особо тяжелому режиму. На алмазном руднике Скороход занимался поисково-разведочными работами. И лишь в апреле 1950 года Скороход был досрочно освобожден, но с условием – оставшиеся два с половиной года отработать на предприятии «Уралалмаза».
В 1953 году закончился срок высылки, но запрещалось жить в столице и областных городах. Устроился в Тульской области геологом Щекинской геолого-разведочной партии.
В 1958 году решением Президиума Верховного Суда Узбекской ССР реабилитирован. До 1968 года и выхода на пенсию жизнь Василия Захаровича связана с раз и навсегда выбранной геологией. И еще одна любовь и привязанность Василия Захаровича – его сад, окружающий крепкий дом-пятистенок, построенный от фундамента до конька крыши своими руками. В саду хорошо прижились и «дальневосточники» - актинидия и лимонник китайский.
Гордится Василий Захарович своими дочерьми, которых сохранила, вырастила и воспитала жена, Татьяна Николаевна.
 В последние годы жизни Василий Захарович жил в Москве и вел переписку с Чегдомынским краеведческим музеем. В одном из писем он писал: «Так хотелось побывать на Бурее, но теперь уже поздно, мне исполнилось 80 лет. Поздравляю с Новым 1988 годом. В. Скороход».
Вот такой долгий, нелегкий жизненный путь прошел геолог Скороход В. З.
И несколько слов о судьбе товарищей по экспедиции на Бурее.  В письме в Чегдомынский краеведческий музей Скороход В. З. писал, что Василий Зимин окончил горный институт и долго работал на поисках углей на Колыме, Саша Осипов погиб во время блокады Ленинграда.

Лобанова, Н. Задание выполнено – уголь найден! /Н. Лобанова  // Рабочее слово. – 1992. - № 125-126 (27 августа и 29 августа)
Ремизовский, В. И. Геолог Василий Захарович Скороход: жизнь, деяния, воспоминания   /В. И. Ремизовский. – Хабаровск: Приамурское географическое общество, 1996. – 94 с.

Тимошенко, Л. История поиска / Л. Тимошенко  //Рабочее слово. – 1988. – 23 января. – С. 3-4.