Вторник, 23.07.2019, 23:25
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Какое воздействие оказывает на природу и изменение климата Бурейская ГЭС?
Всего ответов: 113
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Летопись п.Софийск


Давно это было, когда сюда шли
Искатели золота с чуждой земли.
Шли вдоль бережия горной реки,
Пробой смотрели по косам пески.
Шли, утомляясь тяжелой ходьбой,
Манил их богатством песок золотой.
Кто-то из них до Изопа дошёл,
Пески золотые в долине нашел.
И наши проходцы с чужими сошлись,
Разведав долину, наметили прииск.
Промывку-бутарку строить взялись,
Срубили зимовье, назвали Софийск.
Весть о Софийске летела, как птица.
Узнала о нем Россия и заграница,
Но уберечь не могли его власти
От вольных хищений и прочей напасти.
Золото мыли американцы,
Мыли его и соседи-китайцы,
И Россияне трудились артельно,
Много старателей мыли отдельно.
Долгие годы вольно старались,
Много старателей с жизнью расстались.
Так продолжалось из лето в лето,
Пока государство наложило вето,
Остановило грабеж и разбой
Создало новый ритм – трудовой!
«Сказ о нашем районе»
(Лысенко) П.Эльга


История Софийска начинается с 70-х годов XIX века, после того, как инженером В.Н.Набоковым, под руководством известного русского исследователя Н.П. Аносова, в верхней части р. Ниман, было найдено местонахождение россыпного золота, а также обломки кварца с включениями самородного золота. Россыпное золото было настолько богато, что, несмотря на большую удаленность и трудные природные условия, уже через 2 года после открытия, началась интенсивная разработка многочисленных россыпей. Центром золотодобычи стал Софийск, а золотоносный район назвали «Ниманским». На приисках было занято несколько тысяч человек. Все работы велись вручную, и это в условиях почти сплошной вечной мерзлоты. Наряду с эксплуатацией золотоносных россыпей, в районе «Ниманских» приисков предпринимались поиски и рудного золота. Впервые этим занялся управляющий «Ниманской» компании П.Д. Баллод. Было организовано общество «Надежда». Вскоре общество вошло в соглашение с «Русским товариществом», но в 1901 г. они распались и золоторудные объекты перешли в руки вновь организованной компании «Рудник», просуществовавшей до 1914 г. Впоследствии фабрика сгорела, выработки обвалились, документация затерялась. Последний представитель частной компании, некий Орлов, бежал из Софийска в 1928 г., пытаясь увезти несколько пудов золота. Но его по дороге убили лихие люди. Почти о такой же странице истории была напечатана в газете «Рабочее слово», статья старожила района А.Осипова.


Ограбление золотого каравана
В конце XIX века Нимано-Буреинская золотопромышленная компания держалась на паях десяти акционеров из г. Благовещенска. Она была очень богатой и, по сути, властвовала в своих владениях. В районе нынешнего Софийска хищнически разрабатывались россыпи с высоким содержанием золота. Контора этих приисков регулярно, по мере накопления пятнадцать-тридцать пудов золота, отправляла его в Благовещенск. Летом из Софийска до Усть-Умальты на навьюченных лошадях, а потом по воде на лодках.
Однажды одному из десяти компаньонов пришла мысль поживится одной из почт. Вскоре ему повстречался подходящий для осуществления замысла человека-некто Домбаш, бывший полковник императорской гвардии, уволенный из армии судом офицерской чести за крупные мошеннические проделки в картежной игре. Этот Домбаш и его товарищ, такой же аферист, взялись за организацию грабежа. Условия были таковы: они получают три пуда (1 пуд=16 кг) золота за грабеж, а остальное предоставляют «компаньону». Все расходы по содержанию банды, доставке ее к месту грабежа, закупке еды, оружия и всего прочего оплачивал загодя «компаньон». Грабителей собралось двенадцать человек.
В сентябре 1891 года вся шайка добралась до ключа Березового, находившегося неподалеку от зимовья Половинки – места нынешней Умальты. Выбрав удобное место, грабители встретили здесь Ниманскую почту с золотом и обстреляли ее из винтовки. Им удалось убить всех вьючных лошадей. При караване шла охрана, из ее состава несколько человек были убиты, а остальные разбежались. Золота в караване оказалось около двадцать семи пудов (432 кг).
Домбаш решил разделить его между своими поровну – каждому участнику банды по два пуда (32 кг). Про уговор с «компаньоном» никто и не помнил: каждый не хотел так просто расставаться с добычей. Золото поделили. Однако вывезти куда-то такое количество драгоценного металла и реализовать было делом очень рискованным. Повсюду были выставлены посты. Посоветовавшись, грабители решили так: каждый из участников банды прячет свою долю в тайге, кто, где пожелает; до будущих лучших времен, когда власти оставят поиски.
Из оставшихся трех пудов золота, около пуда было затрачено на обратную дорогу. После этого каждый пошел своим путем. Одни ушли из тайги, другие – остались, чтобы примкнуть на время к какой-нибудь поисковой артели. В 1904 году Домбаш, находясь за совершенные им новые преступления в Сахалинской тюрьме, написал на имя генерал-губернатора прошение, в котором указал, что он является участником грабежа у Нимано-Буреинской компании, и что, желая искупить свою вину, готов указать место, где запрятан его пай-два пуда золота.
Но золото не было найдено, так как оказалось, что грабителя кто-то опередил. Было обнаружено свежее пепелище и следы пуль в насечке на дереве. Увидели недавнюю раскопку, золото было изъято, в другом месте - тоже самое.
В 1917 году один из участников грабежа, попавший в дом престарелых г. Благовещенска, написал в Усть-Умальту своему знакомому Козлову Михаилу Михайловичу, чтобы тот поехал в вершину ключа, где в маленьком озерце утоплено два пуда золота. Козлов нанял двух якутов-оленеводов Николая Соловьева и Алексея Афанасьева, наказал им проскрести дно указанного озерца  и найти золото. Однако за 26 лет, прошедших со времени грабежа, озеро успело сильно зарасти мхами и травами, и якуты, сколько не скребли, ничего там не нашли.
Золото, пролежав в озерке, подвергавшемуся частому замерзанию и оттаиванию могло погрузиться глубже в рыхлую землю, которая на дне в зимнее время дает большие трещины. Так пропала добыча Софийских приисков, труд многих людей. В двадцатые годы компетентные органы делали попытки найти этот клад. С 1931 по 1936 годы поиски вели с помощью местных жителей и заключенных из лагеря под названием «Сангородок».
Но начавшаяся Великая Отечественная война прервала поиски клада, и все материалы ушли в секретные архивы. Вспомнили о нем в 1966 году. Но почему-то после этого никакой информации о кладе уже не было обнаружено.
А.Осипов,
старожил Верхнебуреинского района


А всего на «Ниманских приисках», по неофициальным данным, до революции 1917 г. было добыто 100-150 тонн золота.
С приходом Советской власти начинается систематическое изучение горных богатств района. В начале 50-х годов 20 века прииск выработал имеющиеся запасы золота и был закрыт.
С 1945г. по 1969 г. силами Дальневосточного геологического управления этот золотоносный район разведывался вновь. Вновь были найдены появления рудного золота и выявлены запасы рассыпного. И вот в 1959 году в строй вступила первая драга №45.
За ней на прииске стали работать драги №197 и драга №4 и объекты гидравлической обработки. Резко изменились условия труда горняков, неизмеримо повысилась его производительность. Нужно сказать, что в основном на прииске трудились так называемые «высланные», т.е. репрессированные. Судьбы многих семей, так или иначе, оказались связанные на всю жизнь с Софийском.
Библиотекарь п. Софийск Куцевляк Н. С. вспоминает историю своей семьи:
« Мамы моей – Аршимовой Юзефы Адамовны уже нет в живых – она умерла в декабре 1989 г.-в возрасте 83 лет, но я очень хорошо помню её воспоминания о том как она попала в эти края.
Жила семья в Амурской области в селе Розенгардовка. В семье было 2 дочери – Юзя и Поля; и два сына – Степан и Лева. Они очень рано остались без матери, воспитывали их отец и мачеха. Трудились не покладая рук – сами пахали, сеяли, убирали. Держали скот, пасеку, но пришли лихие 30-е годы, их «раскулачили» и выслали, вот так попала моя мама на прииск Софийск. А было ей тогда всего 15 лет. Ехали они на подводах, а по р. Бурея сплавлялись на пароходе. Жили поначалу в землянке, потом в бараках. Трудилось в те годы на прииске много молодых девчат и парней. Вот одна из таких фотографий, сделанная в далеком 1935 г.


1935 год

 

Молодёжь прииска
 

(I ряд- моя тетя Гулевич Полина Адамовна 1917 г.р.(вторая справа налево);

IIряд – Клевцова Ольга (крайняя справа).
 

Молодежь в основном работала по участкам «Зинаидинский», «Горелый», били вручную шурфы. Парни и девчата работали наравне, но молодость брала своё, и, отработав день, они вечером умывались, переодевались, брали в руки гармонь и устраивали танцы на свежем воздухе. На огонь костра и на звуки гармони из леса выходили сохатые, подбирались ближе и другие обитатели тайги.
В 1935 году мама вышла замуж за высланного из Белоруссии «врага народа» Бересневич Франца. В 1936 году родилась первая дочь - Мария, а в 1937 г. cын - Станислав. Но пришло лето 1938 года – черная дата в истории поселка Софийск. Мама вспоминала: "Стоял солнечный день, мужчины были на работе, я была дома с двумя маленькими детьми, вдруг пронеслась весть – приехала «тройка» (так тогда называли работников НКВД, которые всегда ходили втроём арестовывать «врагов народа»),  и всех мужчин прииска согнали, посадили на подводы и повезли. За подводами с плачем и криком бежали сестры, матери,жены с детьми на руках."  Вот так сгинули мамин отец и её первый муж.
Уже только в 90-е годы ХХ века след маминого отца Гулевича Адама отыскался в архиве г.Новосибирска с пометкой «10 лет без права переписки», а что означала эта пометка, мы сейчас уже знаем.
В далеком 1944 году мама вторично вышла замуж, за Аршимова Сарвалу, татарина. Он был из заключенных, которые строили дорогу Чегдомын - Известковая. Родилось у неё еще 6 детей, все они жили в п. Софийск.
Я родилась в 1953 году. В 1960 году пошла в первый класс. Школа была одноэтажной. С печным отоплением. Мама одно время работала истопником и уборщицей. Приходилось вставать в 5 утра, чтобы протопить печь и убрать классы.

 

 

Это фотография учеников далекого 1956 года, на фоне старой школы.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

А это моя мама Аршимова Юзефа Адамовна (весна 1994 г.) на фоне старой школы п.Софийск.

 

 

 

 

 

 

В 1971 г. Я окончила 10 классов и поступила в Биробиджанское культпросвет училище, на библиотечный факультет. В 1973 г. Я приезжала на работу в свой родной поселок. И работаю и живу в нем по сегодняшний день. Сейчас наш посёлок стал поменьше, да и жителей стало намного меньше, но старожили помнят, какой был детский сад большой, группы детей по 39-40 человек. Вот одна из групп д/сада.

 

 

Это 1975 год.
(Воспитатели: Красковская А.Н., Косолапова Г.П., Смирнова Н.И. и няня Смолянинова, Т.)

 

 

 

 

 

 

Воспитатели не только хорошо воспитывали младшее поколение софийчан, но и сами отдыхали с душой. Вот один из моментов встречи  Нового 1980 года.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слева направо:Негорожина, В.;Грудева, Т; Мельконьян, Л; Копп, М.И.; Кириллова, Т.И.; Титова, Л.А.; Кириллова, М.А.; Баранова,  Л.; Дедович, М.И.; Грудев, Ф.
И сейчас живут и работают в поселке – Мельконьян, Л.В. – зав.д/садом; Копп, М.И. – учитель школы, Кириллова,  Т.Е. – завхоз больницы, Баранова, Л. – няня в больнице.
 

Из воспоминаний Кискимбаевой Веры Михайловны:
«Тяжелая доля легла на плечи моей мамы – Андриевской Евдокии Ивановны. Когда ей было 20 лет, она вместе с мужем и его родителям была выслана в 1930 г. из Белоруссии. Молодая, с ребенком на руках, распрощалась с родиной, родными и поехала добывать золото на прииск Софийск. Народилось уже на дальневосточной земле трое детей. В 1938г. мужа, как врага народа, арестовали, и с тех пор ни она, ни дети не знают о его дальнейшей судьбе. Осталась одна с четырьмя детьми. 1941г - война. Трудные годы, тяжелый труд, но детей нужно поднимать на ноги. Пошла вместо мужа, в его бригаду, где были одни мужики. Золото в то время добывали ручным способом. Холод. Голод, карточки, норма – за которую, если не выполнишь, наказывали, всё это ей пришлось пережить. Но надо было всё это выдержать ради маленьких детей. День рабочий был от темна до темна! А домой  к детям, с участка, где работала, надо было шагать по темноте, по тайге пять километров. А дома дети, хоть маленькое, но своё  хозяйство: корова, куры - всех надо обогреть, накормить, обиходить, а утром опять на работу.

 

 

 

 

На этой старенькой фотографии, сделанной в годы войны, моя мама Андриевская Е.И.(справа) на распилке дров.
 

 

 

 

 

 

 

 

Опоздания на работу, в то трудное время, не допускались. Но если выпадал какой-нибудь денёк – вроде выходного, женщины,  девушки прииска умели проводить его с пользой. Управившись по хозяйству, собирались за скудным столом – пели, шутили, плясали, а, вспоминая своих родных мужей, отцов, братьев – плакали. И все-таки старались жить, работать, растить детей, и поддерживали друг друга. Дожила мама до 1984г. И похоронена в п. Софийск. Было ей 78 лет»

 

 

А эта фотография сделана летом 1961 года. Тогда в п. Софийск летал 3-х местный самолет. Одно место было рядом с летчиком-впереди, а два (для пассажиров сзади).

На фотографии дочь Андриевской Е.И. Вера (слева) и её подруга Воскобойник Э.Н. Они обе проживают в настоящее время в поселке. Обе на пенсии.

 

 

 

 

 

Эта фотография самолета АН-2 «12-местного». На нем софийчане добирались до районного центра Чегдомын по делам: кто в больницу, кто в отпуск. Летал он в Софийск каждый день – кроме субботы и воскресенья, ну а если была непогода, то добирались попутным транспортом – машинами.

 

Из воспоминаний Барановой, Ч.А.
«Мой отец и мать были репрессированными и высланы из Амурской области на прииск Софийск. Жили мы на Сергиевске, в школу ходили за 5 км в посёлок. В школу я пошла в 1936 году.  Первую учительницу звали Вера Фроловна Черейская. Хорошо помню голодное детство, было очень трудно, но  я старалась учиться, окончила школу, первое время работала в няньках, в 1956 г. работала в сберкассе. А с 1964 г. работала в маркшейдерском отделе прииска Софийск. У родителей нас было много.
Когда в 1962 г. старый клуб сгорел, построили новый 2-х этажный, был свой духовой оркестр, муж мой -  Баранов, П. играл на баяне. Была очень сильная художественная самодеятельность»
Баранова Ч. А. живет в п. Софийск, на пенсии.



1 слева – Аршимова. Ю.А.; Грудина, А.; Клевцова, О.; Дедович, Н.; Числина,В.Т.; Юрчук; Числина; Афанасенко; Семенова;  Андриевская; Е.И.; Холявко, А.
Эта фотография сделана в 80-х годах 20 века. Это те когда-то молодые девчата, которые были высланы с родителями, мужьями из разных мест Советского Союза на прииск Софийск. Только на этой фотографии они уже старенькие бабушки, прожившие всю жизнь на прииске, добывавшие золото для Родины в годы войны, полюбившие суровый дальневосточный край. Их уже никого нет в живых.

 

История посёлка Софийск – эта история жизни целого поколения. Поколения – чьи отцы и матери, мужья и братья, были репрессированы в страшные 30 годы! Поколение – которое выстояло в тяжелые годы Великой Отечественной войны! Поколения – чьи потомки живут и трудятся уже на благо России – в далеком таежном посёлке Софийск!

Источник:
Куцевляк, Н. С. Летопись п. Софийск  / Н. С. Куцевляк  // фонд методического кабинета ЦБ п. Чегдомын