Четверг, 21.03.2019, 19:31
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Какое воздействие оказывает на природу и изменение климата Бурейская ГЭС?
Всего ответов: 111
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

ПУТЬ-ДОРОЖКА ФРОНТОВАЯ МОРЯКА-АМУРЦА

В юности у Сергея Степановича Шпильчука был закадычный друг, а у того дядя был военкомом в Зее. Однажды вечером дядя предлагает: «Пацаны, пойдете служить на флот?» Ещё бы не пойти, если морская форма снится во сне, полосатая тельняшка не дает покоя. В один голос: «Согласны»! Оба стали матросами в свои 17 лет.
1944-й, война, флоту требовались хорошие специалисты. Друзей направляют в учебный отряд Краснознаменной Амурской флотилии на Красную речку, что под Хабаровском.
Прошел курс молодого матроса по специальности моторист легкого топлива. Но служить пришлось на мониторе, где стоят дизельные двигатели, поэтому пришлось переучиваться по ходу службы.
С.С.Шпильчук был заряжающим на одной из башен орудия главного калибра.
… «9 августа 1945 года Советский Союз вступил в войну с империалистической Японией, Краснознаменная Амурская флотилия сначала поднялась в верховья Амура, а потом по реке Сунгури дошла до небольшого китайского города. Здесь и произошел наш первый бой.
Всех подняли по тревоге. Артиллерийским огнем мы стремились выбить японцев из захваченного ими города. Я был заряжающим, подавал снаряды. И вдруг шальная пуля, отлетев рикошетом от лафета орудия, ударила мне в голову. К счастью, она прошла вскользь, лишь слегка задев голову. Смерть была рядом. Удар был настолько сильным и неожиданным, что я потерял сознание. Уже позже товарищи рассказали мне, как медленно я падал, словно боясь уронить из рук снаряд, а бойцы успели выхватить его. Это спасло наш расчет, состоящий из восьми человек. Иначе от удара он мог взорваться, и все могли бы погибнуть.
Увидев наши корабли, японская армия бросила свой обоз и отступила. Но когда мы приблизились к тому месту, японцы открыли ураганный огонь по нашему флагманскому кораблю, который шел по реке в сопровождении двух бронекатеров.
Командир корабля, капитан третьего ранга Корнер, не растерялся, принял бой. Три раза наш монитор заходил в атаку. Сделать это было не так просто, ведь, не зная фарватера реки, вести маневры довольно тяжело. И все же мы продержались до подхода остальной части флотилии.
За этот бой наш командир получил звание Героя Советского Союза. Такого же высокого звания, только посмертно, удостоен ещё один наш боевой товарищ – старшина первой статьи Николай Голубков.
Десант советских моряков высадился на берег, чтобы выбить японцев из оккупированного ими города. Но японцы превосходили в численности силы нашего десанта. Поэтому на помощь была послана ещё одна группа моряков, в которой был Николай Голубков. Но пробиться к своим не удавалось из-за ожесточенного огня японских пулеметчиков, укрывшихся в хорошо бронированном дзоте. Рядом один за другим гибли товарищи, и тогда Николай, сам тяжело раненный, со связкой гранат подобрался к дзоту и уничтожил его. При этом он был смертельно ранен.
Его героизм и отвага служили примером для моряков – краснофлотцев.
Обидно нам было терять своих боевых друзей, но война есть война. Поэтому с великой радостью мы встретили весть о капитуляции японских войск. На праздничном митинге в г. Харбине, 3 сентября 1945 года мы боевым салютом почтили память погибших товарищей».

Источник:
И на Тихом океане свой закончили поход / подготовлено И. И. Касимовой, зав. архивным сектором администрации района // Рабочее слово. – 2015. – 27 августа. – С. 11

 

Шпильчук Сергей Степанович

«Я ПОМНЮ ИХ ЛИЦА…»
 

Многие люди нашего старшего поколения испытали на себе войну. Одним из них пришлось сражаться с врагом – фашистской Германией, вероломно напавшей на нашу Родину в 1941 году, другим выпала не менее тяжелая задача – разгромить их союзника – Квантунскую армию империалистической Японии, захватившую почти всю Восточную Азию и угрожающую нашим дальневосточным границам. В боях с Японией в 1945 году пришлось принять участие Сергею Степановичу Шпильчуку.
Из интервью со Шпильчуком С. С.:
Говоря о войне с Японией, многие считают, что была она легкой, небольшой по продолжительности. Так ли это, Сергей Степанович?
- Война она и есть война. Горе несет она всем народам земли. И пусть длится только месяц как та, в которой мне пришлось участвовать, но не скажу, что было нам легко. Здесь, на защите наших дальневосточных рубежей, мы столкнулись с коварным и жестоким врагом – японскими самураями, которые если не силой, так хитростью старались одержать верх над советскими солдатами. Бесчисленные подземные ходы, используемые врагом для неожиданного выхода в тыл наших войск, хорошо бронированные дзоты, где люди были цепями прикованы к пулеметам, а выходы замурованы, фанатизм японских солдат – все это было особенностью войны с империалистической Японией.
Многие мои товарищи по оружию погибли от руки японских самураев. И все же мы победили. Почему? Да потому, что сражались за правое дело, помогали в освобождении от ига поработителей соседнему китайскому народу.
Расскажите, пожалуйста, как для вас лично началась война?
- В 17 лет я добровольцем ушел в армию. Шел тогда 1944 год. Все комсомольцы и молодежь нашего поселка Зея рвались тогда на фронт, биться с врагом. По возрасту я не успел на ту войну. Послали меня учиться в Хабаровск в объединенную школу по подготовке моряков. Там я стал артиллеристом, попал служить на флагманское судно – монитор «Сунь Ят-Сен». В начале апреля 1945 года мы узнали радостную весть – группу моряков из нашей школы отправляют на Западный фронт. Помню мы, молодые бойцы, обрадовались ужасно, каждому хотелось попасть в эту группу. «Мне повезло, - думал я, когда ехал в поезде на фронт, смогу и я внести свой вклад в дело Победы». Но судьба распорядилась иначе. Довезли нас только до Москвы. Получили новые торпедные катера и отправились с воинским эшелоном назад, на Дальний Восток. Здесь уже узнали о Победе над фашистской Германией. На праздничном митинге мы радовались, что окончена война, а наши старшие офицеры плакали, не стесняясь своих слез. Они-то знали, что такое война. Что не жалеет она никого – ни юных солдат, ни седых генералов.
Участие в боевой операции для военного матроса Шпильчука началось еще накануне официального объявления войны.  Ночью 8 августа 1945 года их корабль с большим десантом на борту, с потушенными огнями, осторожно подошел к нейтральным водам Амура.
Утром 9 –го августа пересекли границу и подошли к китайскому берегу.
Быстро высадили десантников, которые сразу же вступили в бой. Появились первые раненые. Их быстро обрабатывали в корабельном лазарете.  Простояли у берегов несколько дней.
Приказ командования – и корабль с разведывательной задачей вошел в Сунгари. Начались бои. Первый за город Фудзиян. Его освободили быстро, без особого сопротивления врага. Под Цзямусами было хуже…
Последним пунктом на боевом пути старшины второй статьи Шпильчука оказался Харбин. Здесь он месяц и четыре дня выполнял специальное задание командования, после чего сопровождая трофейные грузы, вернулся на базу.
До самого увольнения в 1951 году прослужил на бронекатере под номером одиннадцать командиром отделения. Обслуживал два 1350-сильных двигателя «Паккард». Мощнейшие двигатели. На полном ходу катер весь поднимался над волнами, в воде оставались только винты. Красотища!

Сергей Степанович, помните ли вы имена своих боевых товарищей, которые сложили свои головы, в этой войне?
Прошло уже много лет, постепенно из памяти стираются имена и фамилии моих боевых друзей. Но я помню их лица, бледные перед боем. Ведь нам было по 18-20 лет. И, конечно, мы любили жизнь. Страшно ли было нам? Конечно. Но это вначале. А потом в бою приходили и смелость, и отвага. Ведь мы знали, за что бьемся с врагом. За счастливое и мирное  будущее нашей Родины. Я помню пулеметчика Алексея Кузнецова, наводчика орудия Валентина Терещенко, погибших в последнем, самом тяжелом бою под г. Цзямусы.
С окончанием войны служба в армии для Сергея Степановича Шпильчука не закончилась. Семь лет в общей сложности прослужил он в составе Краснознаменной Амурской флотилии. Уже тогда появился в нем талант рисовать. И вот после демобилизации он поступает в художественное училище, которое впоследствии стало педагогическим. Затем Хабаровский педагогический институт, направление на работу в п. Чегдомын. Многие годы Сергей Степанович был преподавателем, а затем и директором школы. Всю свою жизнь, душевную щедрость он отдавал детям. Сергей Степанович Шпильчук потом трудился в объединении «Ургаллес», но связей с молодым поколением не терял. Он частый гость в школах и пионерских сборах, встречах с ветеранами войны. Две его дочери закончили институты, работали в нашем Верхнебуреинском районе. Растет у ветерана и маленький внук, которого в честь деда назвали Сергеем.

Источник:
Дорогами испытаний и побед: Из воспоминаний верхнебуреинцев – участников Великой Отечественной войны – Чегдомын, 2005. – С. – 97-98
Соколов, А. Под счастливой звездой /А. Соколов // Рабочее слово. – 1995. – 17 августа. – С. 3.
Я помню их лица. К 40-летию Победы//Рабочее слово.-1985.-25 января.