Среда, 05.08.2020, 11:24
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Какое воздействие оказывает на природу и изменение климата Бурейская ГЭС?
Всего ответов: 128
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Первый поезд


В конце марта я должен был съездить по делам в Хабаровск. Волей случая попался хороший попутчик: в одном купе со мной ехал очень уважаемый в нашем поселке человек – Алексей Семенович Синюшкин. Он охотно рассказал мне несколько случаев из своей жизни, а интересных историй с ним случалось немало. Так, Алексею Семеновичу выпала честь быть пассажиром первого поезда, прибывшего в Верхнебуреинский район 7 ноября 1941 года.

К тому времени Чегдомын уже отвоевал у тайги несколько акров и спешно возводил на своей земле бревенчатые дома и бараки. Два больших парохода «Чкалов» и «Байдуков» доставляли на пристань поселка Усть-Ургал, где тогда жил Алексей Семенович, стройматериалы, инструменты и продовольствие для строящегося Чегдомына. А новоселы района проделывали большой путь от пос. Новобурейского на красивом речном корабле «Энгельс». Неторопливо шлепая по воде своими гребными колесами, этот пароход умудрялся добираться до самых верховьев Буреи – поселка Усть-Ниман. Еще на реке курсировали лодки, глиссеры, катера. Им были доступны и самые мелкие бурейские притоки.
Усть-Ургал стягивал в одно целое хозяйства жителей, обосновавшихся на берегу реки и чуть дальше, у полей и покосов. Несколько расположенных по соседству усадеб объединялись в хутор. Обычно он получал название по фамилии одного из сельчан. Хутор, к которому относился дом Алексея Семеновича, состоял из 15 дворов и именовался Синюшкиным.
В 1941 году Алексей Семенович учился в четвертом классе. Усть-Ургальскую начальную школу нельзя было назвать большой. После звонка за партами кабинета собиралось не более 15-20 ребят. Основами грамотности, арифметики и литературы им помогали овладевать всего два педагога: Вера Григорьевна Титова и Мария Ивановна Иванникова. Прошло 62 года, но Алексей Семенович хорошо помнит своих первых наставников.
В тот праздничный ноябрьский день их – два десятка лучших учеников начальной школы – сняли с уроков и на крытой брезентом полуторке повезли к Третьему разъезду (который через 47 лет стал мощной станцией Новый Ургал).
Автомобиль подпрыгивал на ухабах и выбоинах дороги, уже давно схваченной морозом. Эксплуатировать такие трассы было сущим мучением и для машин, и для их владельцев. Много забот усть-ургальским шоферам доставляла переправа через Бурею. Своенравные паводки и ледоходы с завидным постоянством сносили все воздвигаемые переправы, поэтому летом на реке трудились перевозчики, а зимой шоферы пользовались услугами ледовых трасс.
Но тряска через полчаса закончилась, полуторка добралась до разъезда. И у станционного домика ребята увидели поезд – четыре деревянных пассажирских вагона и, конечно же, паровоз праздничный, увешанный длинными лозунгами  и портретами советских вождей. Строго на ребят посматривал Сталин, задумчиво вглядывался в незнакомую бурейскую даль Ленин.
Довольные мальчики и девочки расселись на жестких полках, и поезд, не спеша, повез их к незнакомой станции Ургал-1. Что хорошо запомнилось ребятам – ряды колючей проволоки и конвойные будки у магистрали. Строительные исправительно-трудовые отряды базировались вдоль всей трассы, с интервалом в три-пять километров. Между Третьим разъездом и ст. Ургал – 1 работали заключенные двух лагерей. Колония для женщин и мужчин существовала и в Усть-Ургале. Сельчане знали ее под литерой пять. Бараки пятого отделения располагались примерно в том месте, где сейчас коровники и сенохранилища животноводческой фермы.
Заключенные с тачками, тяжелыми кайлами и ломами в руках внимательно смотрели на проходящий мимо них праздничный поезд, на выглядывающих из окон пассажиров. Наверное, каждый из них по-своему оценивал результаты собственного труда.
Когда до заветной конечной станции оставалось несколько сотен метров, машинист вдруг остановил поезд, и остаток пути всем школьникам пришлось проделывать пешком. С чем это было связанно: с техническими неисправностями, с планом торжества - ребятам никто объяснять не стал. Школьники без лишних расспросов затопали по новым, недавно пропитанным шпалам, а паровоз негромко пыхтел за их спиной.
У Ургальского перрона и поезд, и его пассажиров ждала большая толпа. Под невзрачным, чуть сизоватым небом, скупо сыплющим мелким снегом, состоялся митинг, посвященный столь важному событию – приходу в район первого поезда. К трибуне, установленной у перронных плит, подходили и инженеры, и главы сельских администраций, и партийные руководители. Звучали воодушевленные речи, громкие пожелания… Обо всем этом Алексей Семенович долго рассказывал своим соседям-хуторянам.
Железнодорожная колея продержалась до 1942 г. Как известно, в тот год все звенья пути, начиная от станции Кульдур, были сняты и уложены на платформы. Их отправили далеко на запад – туда, где рвалась бомбами и топталась танками и солдатами земля. Эти рельсы связали ст. Камышин и обороняющийся Сталинград (см.примечание).
Демонтажу подвергались и некоторые искусственные сооружения на трассе. Металлические фермы моста через Тырму, например, отправились на восток. И они до сих пор служат переправой на горной речке Мули – притоке Тумнина. После того, как окончательно отгрохотали последние грозы войны, другие инженеры, да все же «безотказные» строители – заключенные, восстановили магистраль. 15 июня 1951 г. на ст.Ургал-1 снова раздался раскатистый гудок паровоза. Перрон ответил ему торжественным маршем…
Сейчас пассажирские вагоны не похожи на те жесткие деревянные коробки, что бегали в поездах долгие десятилетия. Да и курсируют составы по-другому: каждое утро у Чегдомынского перрона замирает экспресс из Хабаровска. Этим никого не удивишь. Но 7 ноября 1941 г. – день прибытия в район первого поезда – навсегда запомнился его первым пассажирам.

 

Источник: Голямов, П. Первый поезд  /П. Голямов  // Рабочее слово. – 2003 (летопись района, 2003 г. –страницы истории)