Среда, 16.01.2019, 15:57
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Наш опрос
Какое воздействие оказывает на природу и изменение климата Бурейская ГЭС?
Всего ответов: 106
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Ургал


Ургал – один из основных опорных пунктов. Это – конечная станция одной из двух веток примыкания к Транссибирсокй магистрали. Рядом поселок угольщиков – Чегдомын, где разместилось управление железнодорожного корпуса. Первым бамовским командиром его стал генерал-лейтенант Ф. И. Прибов. После него этот пост занимали генерал-майоры А. К. Волков, Ю. М. Юдин, Г. И. Когатько, В. В. Лапшин, В. В. Власенко.
На самой станции Ургал – разместилось управление железнодорожной бригады. Ее первый бамовский командирполковник К. Д. Курочкин. Затем бригадой командировали офицеры А. Я. Милько, И. И. Михедько, В. В. Окулевич, Н. И. Ковалев.
Осень и зиму семьдесят четвертого с Ургала уходили в тайгу десанты военных железнодорожников. Шли пешком, на тягачах, летели на вертолетах. Их задача была простой по замыслу и сложной по исполнению: пробиться к местам дислокации основных сил, поставить палаточные городки и создать самые минимальные условия для жилья и развертывания фронта работ.
Ургал в эти месяцы напоминал военный лагерь, с десятками штабных и оперативных вагончиков. Эшелоны прибывали каждодневно. Не было при встрече ни оркестров, ни речей: сгружались с платформ, экипировались, заправлялись и уходили в тайгу по заранее обозначенным  маршрутам.   

А. Демин


ЛИСТАЯ СТАРУЮ ТЕТРАДЬ
Генерал-майор Александр Иванович Демин служил на БАМе в 1974 – 1984 годы. Сейчас на пенсии. Живет в Санкт-Петербурге.
Когда его попросили поделиться своими воспоминаниями о стройке, он достал свою старую тетрадь. Открывая ее, сказал:
- Время от времени записи делал…
Первый раз я побывал на БАМе осенью семьдесят четвертого. Управление корпуса должно было расположиться в поселке угольщиковЧегдомыне. Так что ту поездку можно назвать рекогносцировочной.
Мои познания об этом крае были крайне скудными. Перед отъездом прочитал в известиях репортаж Б. Прохорова. Из него узнал, что есть на севере Хабаровского края интереснейший район – Верхнебуреинский. Площадью он – треть Великобритании. В прошлом веке русский ученый и путешественник Александр Федорович Миддендорф обнаружил здесь, на левом притоке Буреи – речке Ургал, крупнейшие залежи коксующихся углей. В тридцатых годах месторождение стало разрабатываться. Здесь находилась самая крупная на Дальнем Востоке шахта с комплексно-механизированной добычей угля. Наземное богатство района – лес. Каждый пятый кубометр дальневосточной древесины снимается с этой территории.
Уже по приезде увидел, что поселок Чегдомын – детище первых пятилеток – отстраивался многоэтажными домами. Железнодорожная ветка Известковая – Ургал являлась единственным переулком и выходом на Транссибирскую улицу.
Прибытия военных железнодорожников ожидали, и оно было желанным. Местные власти выделили здание под управление корпуса и некоторое количество квартир (даже больше, чем мы ожидали). Узнав, что наш командир В. И. Прибовгенерал-лейтенант, предложили ему четырехкомнатную квартиру. Пришлось убеждать, что Федор Иванович человек очень скромный и просил передать, что ему вполне хватит двухкомнатной.
Прибов начал свою службу в железнодорожных войсках в 1937 году. Великую Отечественную прошел офицером, восстанавливал стальные пути на Юго-Западном, Южном, Сталинградском, 3-м и 4-м Украинских фронтах. После войны приводил в порядок разрушенные железные дороги, строил новые. В пятидесятые годы сооружал Трансмонгольскую магистраль. В его биографии были стройки в Сибири и на Урале, в Белоруссии и на Украине, в Прибалтике и  на Кавказе. И вот под конец службы – БАМ. Причем все с нуля.
Бессонные ночи, круговорот самых неожиданных событий и ситуаций, необходимость решения десятка вопросов не просто сегодня, а немедля, сию минуту, телефонные звонки, встречи с людьми непосредственно на трассе, совещания и заседания, как и многое другое – полностью насыщали дни, недели и месяцы, не оставляли ни одной свободной минуты. Он недолго служил на БАМе. Всего два года. Самых первых и самых трудных…
А вскоре мы узнали, что наш первый комкор скончался… Оно ведь часто бывает: стоит человеку уйти от нашей круговерти, ритм жизни меняется. Сердце не любит смены ритмов.
Листаю свою тетрадь. Некоторые записи сделаны подробно, некоторые совсем кратко. Но за каждой из них – жизнь, проблемы, задачи, требующие оперативного решения и не менее оперативных действий.
Вот, например, короткая запись: «2 января 1975 года. В Березовый прибыл первый «десант» во главе с офицером П. И. Хитровым».  Для меня это и воспоминания о первом полете туда за пятью солдатами с офицером во главе, которые готовили вертолетную площадку. Опускали их вниз с помощью лебедки. Один, выглянув в открытый люк, отступил, растерялся. Но слова командира экипажа: «Ты же солдат» заставили паренька собраться. Надо было видеть, каким он вошел в вертолет на обратный рейс: парень побывал в серьезном деле.
Или: «25 февраля 1975 годазабивка первого костыля и укладка первого звена».
О том, что скоро начнется укладка главного пути,  было известно еще в январе. Решили доверить это дело лучшим из лучших. Инженеры определили место укладки первого звена – вблизи станции Ургал на 2712 километре от Усть-Кута и на 7696 километре от Москвы. Лучшей оказалась рота старшего лейтенанта Валерия Скобелева. А там уже доверили забивку первого костыля мастеру своего дела рядовому Леониду Смирнову. Путейцем он был первоклассным. Еще до армии работал монтером пути. И не сам, а вместе с отцом, матерью, женой…
Позже в том месте поставили огромный бетонный куб, определив ему почетную роль – свидетельствовать истории место первого бамовского костыля.
Что же касается Леонида Смирнова, то первый бамовский костыль был для него не последним. 30 сентября 1976 г., уже перед самым увольнением из армии, ефрейтору Смирнову, как одному из лучших путейцев, была оказана честь забить последний костыль на перегоне Ургал – Солони.